21:19 

Все, теперь можно)

ВсЕяДнОе
Литература — это управляемое сновидение.© Хорхе Луис Борхес
На сайте gay-country.ru/ меня совершенно неожиданно понесло на первое в этой жизни соавторство
и вот результат Виски со вкусом радуги
Авторы: Иволга, indiscriminate

тык сюда
прода в комментах

@настроение: а пофиг!

@темы: пейсательство, немного бреда в качестве прививки

URL
Комментарии
2016-03-04 в 21:25 

ВсЕяДнОе
Литература — это управляемое сновидение.© Хорхе Луис Борхес
10.02.20**
Павловский нервно барабанил пальцами по оплетке руля. Пробке не было видно конца и края. Неработающий светофор на съезде с развязки - и десятки разноцветных, разноголосых автомобильных ручейков образовали надежную запруду. Марк тыкал в кнопки аудиосистемы, сигналил особо одаренным, пытающимся пролезть вперед. Никого он пропускать не собирался. Он спешил домой, ведь там впервые за долгое время его кто-то ждал. Смешной и теплый мальчишка, его Данька. Вот только гревшая его весь день надежда на Данькино «Привет, как дела?» таяла с каждой минутой. Обидится, подумает, что кинул. Мысль о том, что Дан с такой же легкостью предложит кому-нибудь другому «поговорим?», была вообще невыносимой.
Марк ворвался в квартиру, с грохотом сбросил ботинки и, как был, в куртке, сжимая в кулаке ключ от машины, кинулся включить ноут. Подгонял неторопливо кружащийся червячок загрузки и выдохнул только тогда, когда увидел под Данькиной аватаркой статус «онлайн».
Привет, малыш.
Марк помедлил пару минут, прежде чем писать Дану, и машинально открыл страничку чата группы, в которой он мелкого и отыскал. Открыл - и остолбенел. Данька лихо переписывался с каким-то левым чуваком под дебильным ником сhrysler, настойчиво предлагающим Дану весь спектр сексуальных услуг - от отсосать до траха с любыми подвывертами. Дан отбрыкивался, но разговор не прекращал. Марку внезапно стало невыносимо жарко, и только тут он сообразил, что до сих пор сидит в куртке. Что ж, несколько минут на принятие решения у него теперь точно есть. К тому же мелкому и без него сейчас вполне неплохо. Марк уже собрался захлопнуть ноутбук и заняться насущными делами, например, выпить чаю, как щелкнул сигнал входящего сообщения:

Дан:
привет. как там работка - работается?
Марк:
Привет. Работается. Чем занят? Развлекаешься?
Дан:
да разве тут развлечешься... скукота
этот крыслер достал уже своей херней
Марк решил не признаваться, что следил за откровенной перепиской Дана, но едкое «крыслер» его слегка успокоило.
Марк:
Какой еще крыслер? А-а, вижу. Чего ж отказываешься? Может, понравится?
Дан:
агащазблин. дакота мне уже рассказал, что это за чучело
про него все знают
Марк:
Не все, как видишь. Впрочем, мне такая информация будет лишней. Ну, не буду мешать, дакоте привет.
Дан:
эээээ, ты чё - все, что ли?
Марк:
Что значит - все? Я еще жив и вполне здоров.
Дан:
а что приходил вообще?
Марк:
Я должен спросить разрешения, куда и когда мне ходить?
Допустим, я хотел узнать, как твои дела. Вижу - прекрасно. Развлекайся дальше. Не забывай про презервативы.
Дан:
какие, bля, презервативы? антивирь, разве что! чем я по интернету заражусь? не, ты параноик вообще
Марк:
А без оскорблений можно? Как-то мы с тобой, малыш, не с того начали. Попробуем еще раз.
Привет. Я скучал. Как твой день?
Дан:
аааааааа!
это я скучал! я тут задолбался ждать, пока ты появишься
а ты сразу... нормально, что еще. ты-то куда пропал? то сказал - целоваться будем, а то нет тебя
Марк:
Малыш, прости. Работа и в пробку попал.
Иди ко мне, мелкий, обниму.
Дан:
ты издеваешься....
ну иду...

*минутная тишина*

Марк:
Издеваться я еще не начинал. Ладно, слушай сюда:
Садись ко мне на колени, ближе, лицом ко мне. И сними уже свою футболку, мешает. Вот. Целую тебя, Дани.
Дан:
я костлявый и тяжелый
блин, с этой учебой! и пропустить нельзя - п...да стипендии. мы бы могли увидеться.
да ладно, шучу. я вовсе не набиваюсь в гости, не баись
Марк:
Переживу. И не ерзай своими мослами, придавишь нежное.
Я не боюсь. Мы увидимся, обещаю. Но не сейчас. Весной у меня отпуск.
Дан:
КОГДА???
Марк:
В мае.
Дан:
В НАЧАЛЕ?
ой, блин. капс. придавишь нежное... зачем ты это сказал???
Марк:
Ничего, мне нравится)
Да, в начале. Там много выходных, мы все решим.
Затем, чтобы уберечь дорогое) поверь, оно нам обоим еще пригодится)

Дан еще немного пометался у монитора и сведенными пальцами набил:
Он у тебя большой?
Марк:
Малыш, вот я тебе сейчас анекдот расскажу: в деревнях Вилларибо и Виллабаджо решили узнать среднюю длину мужского члена. В Вилларибо длина составила 14 см, а в Виллабаджо - 25. Когда получили результаты - удивились такой разнице. Оказалось, что в Вилларибо мерили линейкой, а в Виллабаджо проводили опрос.
Тебе как - померить или поверишь на слово?
Дан:
lol да иди ты... ладно, поверю!
Марк:
Нормальный он. Что ты вообще предпочитаешь?
Предупреждаю, я грубости не люблю, все эти задвиги на садо-мазо сразу мимо.
Дан:
какое садо-мазо))) откуда вообще такое вывел?
нет, меня устраивает классический способ.
Марк:
Это называется «договориться на берегу».
Способ и меня устраивает. Вот увидимся и устроимся.
Все, мелкий, пора спать. Целую тебя, Данька. До завтра.
Дан:
ты уже? ладно. завтра будешь?
Марк:
Буду. И скучать тоже буду. А ты?
Дан:
я твою фотку скопировал. спокойной ночи. до завтра!
Марк:
До завтра, мой хороший.

Твою же мать… Дан с зачастившим сердцем потаращился на сменивший цвет значок сетевого статуса, шумно вздохнул и откинулся на спинку скрипнувшего компьютерного кресла.
До завтра. Мой. Хороший. Кто бы знал, как сладкой волной могут прокатиться по телу три слова, и даже совсем не «Я тебя люблю».
Он немножко высокомерный, этот Марк, но неудивительно - с такой-то внешностью, да и фотки с отдыха явно не на даче в шесть соток сделаны и даже не на Черном море, которое Дан «за давностию лет» и на вкус-то забыл. Какие моря, на моря денег надо…
Конечно - независимый во всех отношениях офонарительно классный мужик, к такому наверняка подкатывают яйца все, кроме слепоглухонемых. Вот и привык строить собеседников. Но и нежным быть умеет, Дан это понял, понял! Ну почему же нельзя встретиться, ну почему-у-у??


***

11.02.20**
Четыре вечера переписки, всего четыре, а Павловский уже не представлял свою жизнь без Данькиных шоколадных глаз, трогательно торчащих ключиц и чумового набора междометий, которыми Дан демонстрировал эмоции, то по-щенячьи огрызаясь, то ластясь - тоже совершенно по-щенячьи. Данька взахлеб рассказывал обо всем на свете - об учебе в не самом престижном, но все же московском ВУЗе, о поездке летом на фестиваль, о музыке, фильмах и друзьях. Марк то снисходительно улыбался, то оглушительно ржал, читая сбивчивые Данькины сообщения, впитывал его чистые, еще не замутненные подленькой мелочной трусостью эмоции, той самой трусостью, что чаще всего называется жизненным опытом.


URL
2016-03-04 в 21:31 

ВсЕяДнОе
Литература — это управляемое сновидение.© Хорхе Луис Борхес
***

21.02.20**
Дан:
привет! ты опять поздно
на работе все плохо??
Марк:
Привет. Ничего, все как обычно. Просто устал. Просто соскучился. Ты зачет сдал? Препод опять лютовал?
Дан:
а... да фигня, думал хуже будет, а он что-то резко подобрел. меня вообще почти не спрашивал, сидит - лыбится, поставил и отпустил. зато девчонки со мной пришли - дотемна проторчали.
слушай
а спросить можно? ну, это нескромный вопрос
Марк:
Не нравится мне твой препод.
Спроси.
Дан:
ой, что не нравится? предыдущая была лапочка - сразу цифру называла. а тут без денег со второго раза. норм.
ну, тут многие... говорят, что у них кто-то есть, а сами вроде бы еще ищут. ты как считаешь, это нормально? у тебя... тоже кто-то же есть? ну, не жить вместе, а встречаться иногда.
не злись только!
Марк:
Я понял, малыш. Нет никого, только ты. Раньше был, но теперь нет. Если я с кем-то, то никого больше нет, и не будет. У меня есть ты. Ведь ты у меня есть?
Дан:
дааа)) просто насмотрелся - не пойму. или у тебя есть, или чего ты ищешь?
значит, ты у меня тоже есть.
только у меня!
просто понять трудно, почему ты один. кто от тебя по-хорошему ушел?
я б не ушел
ну, в смысле, не расстался бы
Марк:
Дани, у времени и пространства есть свои законы. И если ты хоть иногда посещаешь лекции, то суть теории знаешь. В настоящем нет прошлого, а память - не объект для математика.
И я не один. Вот уже - сколько там? - я две недели не один. У меня есть ты. У тебя есть я. Если ты не совершенный двоечник - данные для уравнения заданы. Ответ очевиден. Я свой знак равенства поставил. А ты?
Дан:
всего две недели? а я уже забыл... кажется - давно)
знаешь, я про тебя все время помню. мне уже сказали, что хожу, как чумной - это девчонки. а математичка сказала, что влюбился))) она-то с чего взяла, грымза? дура она. или... это я дурак?
Ма-а-а-арк
ну что ты молчишь? Марк? я дурак, да? я влюбился по интернету?
я так не могу. я курить бросил. Марк?
Марк:
Тише, малыш, тише.
Не сейчас. Ты скажешь это, глядя мне в глаза.
И я не могу. Не могу, слышишь, Данька!
Данька слышал. Они не общались по голосовой связи ни разу, но голос Марка так и звучал у него в ушах - каждая фраза, короткие смешки… Низкий, но чистый, не прокуренный голос, сильный и уверенный, нежный и взволнованный, обволакивающий дурманным теплом и твердо приказывающий. И спорить с ним давно уже не хотелось…

Образ Марка преследовал Дана подобно понравившейся музыке, когда любимый мотив ставишь в качестве реалтона на будильник... И все равно наслаждаешься грянувшей над ухом мелодией, несмотря на песок под веками. Когда настроение улучшается просто от пары аккордов, прозвучавших из проехавшей машины. Музыка звучала, добавляя в окружающий воздух веселящего газа, придавая той уверенной беззаботности, которая лучше дорогой одежды и роскошных часов на запястье заставляет окружающих поверить в то, что у тебя все зашибись, что ты прав по жизни.
Он далеко, Марк, но они все равно вместе.
И розовеют щеки, и блестят глаза, и те, кто полагал тебя серой мышью, уважительно здороваются, вглядываются, пытаясь понять - что в тебе нового?
А ты просто ждешь вечера и гордишься тем, кто придет в сеть, чтобы сказать тебе заветное «Привет».

***

Полтора месяца разговоров. Почти каждый вечер, ну, если исключить мучительные для обоих промежутки, когда Марк авралил на работе и шипел потом сквозь стиснутые зубы, жалуясь Дану на хитрожопость подрядчиков и косяки работяг. Или когда Дан ездил на выходные к родителям в родное захолустье. В такие дни Марк даже не выходил в сеть, просто листал сохраненные в памяти ноутбука Данькины фотографии, в большинстве своем нечеткие, смазанные, но такие искренние: с родинкой над левой ключицей - лето, Дан снял футболку и щеголяет острыми, уже обласканными солнцем плечами; с россыпью мелких розовых прыщиков на вспотевшем лбу - это Дани после физры; в полутемной комнате с распухшими искусанными губами - мелкий долго смущался и не хотел признаваться, как это так вышло, но когда понял, что Марк ревнует и злится, и уже готов послать его крученым по знакомому адресу - сознался, что фотка появилась в тот день, когда они решили вместе посмотреть фильм. Дан тогда отчетливо представил, как пригрелся в руках Марка, вплавился спиной ему в грудь, слышал, как становится неровным теплое дыхание Марка ему в макушку, как откинул голову Марку на плечо, подставляя губы и шею - разрешая, доверяя.
Между десятками их «привет» и «пока» поместилось столько нежности и острого желания, что обоим стало совершенно очевидно - пора. Пора заменить слова и многоточия на сорванное дыхание, на короткий негромкий стон, на узнавание губами, пальцами, всей поверхностью покрытой мурашками кожи. Последняя, самая надежная проверка совместимости душ - совместимость тел.
Марк не раз представлял себе их встречу и то, что обязательно случится потом. Он отчетливо видел, как чертыхаясь и вполголоса матерясь, будет отыскивать место для парковки на пятачке у метро - суета, толкотня и куча знаков, только на миг зазевайся, и вместо мелкого будешь объясняться с гавриками в зеленых жилетках. И опоздал он прилично, неужели не дождался Дан, неужели все зря - ночь в дороге, скверный кофе, выпитый в чудовищных количествах на заправках, заказанный заранее номер в хостеле? И тут же горячей волной по позвоночнику радость узнавания - вон же он, только смотрит пока еще мимо Марка, вертит головой с разметанными ветром темно-русыми отросшими волосами. Басовитый короткий гудок машины - и глаза в глаза, и время пошло рывками - от стиснутой судорожно руки до первого, почти целомудренного объятия. Уже в машине, за спасительной чернотой тонировки, чуть растерянно коснуться ладонью встрепанных темных прядок, пропустить их, лаская, сквозь пальцы, задержать на секунду руку на Данькиной шее, и решительно притянуть его к себе, целуя яростно и нежно. И мимолетно подумать: «Ну, врунишка», ощутив за убойным мятным выдохом тоненькую табачную нотку. На заднем сиденье ноутбук в сумке, а на заставке - та самая фотка спины с цепочкой выступающих позвонков, и каждый он, не спеша, перецелует, чуть прихватывая зубами, и на сорвавшийся Данькин стон ответит так, как давно хотел: «Люблю тебя, малыш».


***

23.03.20**
Дан:
Марк, а как ты сюда приедешь? поездом - это на Ленинградский вокзал?
Марк:
Малыш, какой вокзал, что ты! Я поездом последний раз ездил... дай бог памяти... лет семь назад. Ты дай мне адрес, я в навигатор вобью. Точные данные: улица - дом.
Дан:
ой)))) я лось
ты на машине, да?
Марк:
Конечно. А как ты себе представляешь - при моей профессии - я что, по объектам на маршрутке буду скакать? Так, я жду координаты.
Дан:
а как я твою машину узнаю? какая? Ты сам меня найдешь?
Марк:
Найду, маленький. Обязательно найду.
Машину узнаешь, сейчас покажу.
Марк помедлил немного, предвкушая восторг Дана при виде белоснежной хищной зверюги, которую выбрал для себя, любимого - нервной и бескомпромиссной «Шевроле Камаро». Он заранее торжествовал, уже слыша придушенный писк мальчишки, предугадывая его «е-еоо» или «вау» - и снисходительно улыбался, прикрепляя фотографию к сообщению.
Не угадал. Только что скакавший (это ощущалось) возле ноутбука Дан затих.

Дан:
это - твоя?? именно твоя?
Павловский не почувствовал подвоха, но реакция Дана его слегка разочаровала. И это, что - все?

Марк:
Моя. Именно.
Дан:
а ты хорошо зарабатываешь. я и не думал...
Марк:
Достаточно зарабатываю. Не о том думаешь, малыш.
Марк напрягся. Дан вел себя очень странно, слишком сдержанно, слишком. Что-то было не так, но вот что?
Дан не ответил. Ни через минуту, ни через пять. Павловский физически ощущал, как мерзнут его пальцы, словно сквозь них сухим льдом под солнцем испарялась его радость. В чем ошибка? Неужели перебор? И гордый провинциальный мальчик предпочтет остаться один?

Дан:
знаешь, прям не ожидал. потрясная машина. даже думать боюсь, сколько стоит.
узнаю
классная, узнаю точно
что-то я устал. не обидишься, если спать пойду?
Марк коротко выдохнул. Действительно, перебор. А вот последняя фраза была настолько не в духе Дана, что Павловскому остро захотелось узнать, здоров ли его собеседник. Грипп все же свирепствует.
Марк:
Хорошо, малыш. Спокойной ночи.
Дан смотрел в монитор, пытаясь поймать разбегающиеся мысли. Путаница в голове достигла стадии белого шума, а понять было необходимо. Щеки горели, он смутно подумал, что лицо наверняка красное - Дан легко краснел.
Дан:
ага, до завтра, Марк. спокойной ночи.

24.03.20**
Дан занимался делами, постоянно залипая глазами на мониторе ноутбука: когда же ты заговоришь?! Ты же здесь? Уже давно здесь и молчишь? Такой уверенный в себе, такой решительный Марк Павловский. Ладно, начнем, раз уж так...
Марку было неуютно вступать в разговор первым, ведь за все это время он привык к тому, что Дани радостно бросался ему навстречу, засыпал кучей вопросов, сам рассказывал, как скучает, как долго тянется его день без Марка. А тут зеленая точка «онлайн» под именем «Дан» уже полчаса колет Марку глаза - и тишина. Арктическое беззвучие.

Марк:
Привет.
Дан:
добрый вечер.
Марк:
Малыш, что так официально?
Дан:
да не знаю, как и обратиться... все на машину смотрю
Марк:
Господи ты ж боже))) Да наплюй ты на это! Ну хочешь, я куплю покоцанного жигуля и на нем приеду? Вот только за срок не ручаюсь. Встану посередине трассы - приедешь выручать? А, мелкий?
Дан:
Да на такую машину не наплюешь. Красивая. Знакомая. Нашего генерального.
Так как тебя зовут на самом деле? Ты не Роберт Анатольевич, наверняка. Но сфотографировать тебе позволили. И дата... он в тот день вас по магазинам возил? да? А справа - это же Наташа, его жена?
Так-так... кроме Наташи и ее мамы была еще одна женщина. bлядь. Марк Павловский - баба. И живет ни в каком не в Выборге - в Королеве, да?
Может, мне в понедельник спросить, кто с ними еще ездил? Имя-то он не называл, но теща его не знает, как компьютер перезагрузить, не то что на гей-форуме развлекаться.

URL
2016-03-04 в 21:33 

ВсЕяДнОе
Литература — это управляемое сновидение.© Хорхе Луис Борхес
Марк молчал.
Какой идиот сказал, что когда рушится мир - душа полна падающих звезд? Когда рушится мир - не до звезд вообще. Хотя к пониманию природы черной дыры Марк был близок как никогда. Ненавистные литературные штампы - «роковая ошибка» и «вселенская катастрофа» описывали его состояние удивительно точно. Он машинально открыл отправленную Дану фотографию трижды проклятого «Камаро» и с ужасом увидел попавший в кадр край номерного знака, на котором отчетливо был виден код региона - 150. Вспышками стробоскопа замелькали в его памяти кадры дня, когда он поддался соблазну предстать перед чистым, неискушенным мальчиком этаким гусаром на лихом белом коне. Его нелепые оправдания перед владельцем пафосного авто, танцы вприсядку с телефоном вокруг полированного капота, умоляющий жест - отойди - женщине, меланхолично курящей возле приоткрытой двери машины. Стоп. Момент съемки видели трое - и пацана среди них не было. И откуда Дану известно имя владельца, да еще с такими подробностями? Данька, теплый котенок - кто ты? И зачем ты со мной так? Впрочем, последний вопрос явно лишний.

***

Двумя месяцами ранее.
Маргарите Павловне решительно не спалось. Сулившая блаженную негу ночь с субботы на воскресенье непоправимо превращалась в микс из сбитых простыней и невнятных желаний. А еще - не шла из головы прочитанная на одном из популярных сайтов история.
Сайт должно было бы, по ее мнению, именовать «рассказы по мотивам», но носил он название, ассоциирующееся у нее с хлопком по надутым щекам, когда воздух из них вылетит со смешным и неприличным звуком - «фанфики». Большинство опусов, конечно, сочинили явные двоечники, поэтому Маргарита Павловна, ознакомившись с парой первых абзацев, брезгливо морщилась, закрывала убожество и хаотично тыкала мышкой дальше по списку. Чем больше она читала, тем чаще приходил ей на ум едкий и решительный булгаковский совет авторам: «Не пишите больше». Впрочем, чудовищная армия сочинителей то ли не была знакома с творчеством классика, то ли не принимала разумный совет на свой счет. Маргарита Павловна уж было вознамерилась перестать терзать свой утонченный вкус и почти потянулась за томиком Северянина, как вдруг…
Орфография и грамматика в очередной раз обошли автора десятой дорогой, но история завораживала, не отпускала, заставляла снова и снова тянуть хрусткий бумажный платочек из коробки с надписью «Клинекс». Герои повести вдруг ожили, заговорили, закричали ломкими мальчишечьими голосами, прорвались сквозь мерцающий экран серебристого ультрабука своими отчаянными, вымазанными кровью из разбитых губ признаниями, со своей абсолютно невозможной, но такой правильной, такой искренней любовью, что куда там старику Тургеневу…
Мальчик плюс мальчик. Маргарита Павловна запоздало сообразила, что закономерного в приличном обществе отторжения - «Фи, какая мерзость» - эта комбинация у нее не вызывает. Напротив, гонит прочь неверный предклимактерический сон, дарит такие сомнительные видения и желания, что горят лихорадочным румянцем тронутые морщинками щеки, а изысканное, леопардовой расцветки постельное белье обжигает, словно ведьмин костер. Захваченная врасплох постыдными мечтами Маргарита Павловна обнаружила себя в половине третьего ночи за просмотром разнузданного гей-порно. Причем выбирала ролики с молодыми, еще несформировавшимися телами, с поцелуями взахлеб, с имитацией юношеской, чистой любви.
Решение внезапно обрело плоть, и тусклым утром воскресенья Маргарита Павловна стала первой покупательницей в салоне сотовой связи. Зевающий до вывиха челюстей чахлый юноша с обильными розовыми прыщами продал ей глянцевый конвертик с новой сим-картой. Через пару часов «ВКонтакте» появился новый пользователь со всеми первичными и вторичными мужскими признаками.
Некоторое затруднение вызвал подбор имени: ну никак не годились Маргарите Павловне все эти Андрюши, Саши и Николаи. Душа просила чего-то особенного, но без излишней вычурности. Никита? Нет - это имя для вечного ребенка, тем более, что того самого мальчика из повести, навылет поразившей ее дряблое бабье сердце, звали именно так. Путем мучительных раздумий Маргарита Павловна брела почти до самого обеда, когда имя возникло само собой - Марк. Стильно, гордо, интернационально. Марк Павловский - почти анаграмма от собственных паспортных данных.
Пьянящее чувство свободы захлестнуло ее океанской волной - и тридцатилетний Марк Павловский из Выборга изящно комментировал посты и щедро лайкал чужие фото в специфических мужских группах. Марк мог все, он был умен и саркастичен, Марк за один день пребывания в сети обзавелся полусотней друзей и подписчиков. Марк был молод и одинок - так свидетельствовал его статус. Марк наслаждался той самой, недоступной для увядающей женщины жизнью, собирал обильную жатву в виде голубых сердечек и осторожных, приправленных скобочками «привет».

***

И снова 24.03.20**
Даша плакала. Злыми, жгущими где-то в горле и груди слезами. Растирая «водостойкую» тушь и совершенно наплевав на то, что тереть веки с силой - чревато опуханием глаз и безобразными морщинами.
Не все ли равно!
Такой, каким был Дан, ей не быть. Юным, полным жажды жизни и красивым просто в силу возраста. Не все ли равно, какие будут веки у стареющей дуры, в свои «хорошо за сорок» возмечтавшей о второй молодости? О способности любить?
А Дан любил. И эту любовь она тоже оплакивала сейчас, люто жалея, что в ее правильном домашнем быте нет места бутылочке чего-то покрепче, взять и напиться в нарушение всех привычек. А в магазин она все же с такой рожей идти не рискнет.
Так вот, всхлипывая и кривясь, она удаляла с сайтов аккаунты пользователя под ником Дан. Стирала, особенно сожалея о том, что нельзя стереть из собственной памяти это недолгое сумасшествие. Марка. Обаятельного Марка, обернувшегося этой старой коровой с телефоном.
Наверное, Даша снова закурит.
Что ж, за покойниками следует вычищать шкафы и полки, ящики стола и адресные книги. Она и вычистит. Жаль, некуда будет на могилку сходить.
Поиграла в любовь, да? И эта… которая… нет, назвать имя Марка, думая о той бабе - просто невыносимо. Она-то порезвилась вволю.
Ненавижу!

***

Маргарита Павловна мелкими, судорожными, похожими на всхлипы глотками пила виски. Почему-то ей казалось, что проститься с Марком нужно именно так. Не кислым сухим вином, не приторным мартини и уж тем более не мужицкой водкой. Коньяк или виски. Только так. Виски выглядел изысканней и брутальней, поэтому выбор пал на него. Маргарита - или все-таки Марк - прислонился плечом к распахнутой балконной двери и, глядя с высоты двенадцатого этажа, совершенно не чувствуя холода, рассеянно смотрел на коробочки гаражей внизу, рельсы промзоны, свитый в тугой жгут стальной и инфернальный выхлоп Москвы на горизонте. Где-то там, в толчее метро, среди зеленых шагающих человечков светофоров потерялся его Данька, мальчик, которого не было. Маргарита - или все еще Марк - прихлебывал, почти не ощущая вкуса, темно-желтый напиток и прощался, не прощая себя. Как так вышло? А ведь вышло же.

URL
     

Полярный вечер

главная